Войцехновская Маргарита Ивановна

Материал из Wiki
Перейти к: навигация, поиск
Margarita.png

Войцеховская Маргарита Ивановна (23 февраля 1936. -22 января 2014 гг)

Мы с бабушкой были большими совами, долго не могли заснуть. Поэтому я обожала редкие дни, когда могла провести ночь с ней. Она тогда допоздна рассказывала мне разные удивительные истории. Особенно бабушка любила рассказывать о своем детстве и молодости. Каждый раз, когда я забегала к ней после школы, она делилась со мной новой историей. А потом анонсировала, что расскажет в следующий раз. Жаль, что до конца я эту историю уже никогда не узнаю… В последний раз она обещала описать, как пряталась в лесу от взрослых, которые должны были забрать ее, сироту, в детский дом.

Когда объявили войну, бабушкины родители, маленькая сестренка Лиля, брат Генка и она сама, спасаясь от бомбежек, сели в поезд, чтобы эвакуироваться в Белорусь. В вагонах было душно и тесно, на каждой станции поезд наполнялся все новыми людьми. Семьи держались за руки, чтобы не потерять друг друга. Бабушкиной семье это все же не помогло. Во время очередной стоянки город стали бомбить. Началась паника. Люди пытались набиться в вагоны, но всем места не хватало. Поезд в спешке готовился к отправлению. Бабушка еще увидит папу, но это будет нескоро. Она будет совсем взрослой, он - уже пожилым человеком с новой женой и новыми детьми.

Прабабушка и трое ее детей высадились в незнакомом городе. Некуда было идти, нечего есть. Но им повезло – довольно скоро отыскался маленький домик в лесной глуши. Было лето, и пропитаться было несложно: собирали дикие яблоки, коренья, ягоды, грибы. Одно было плохо: в окрестностях орудовали бандеровцы. Поэтому выходить из дома мама разрешала только ночью и очень, очень тихо и осторожно. Но однажды утром запрет был нарушен: прабабушка раздала детям корзинки и велела срочно отправляться в лес, и как можно дальше. Без доверху заполненных корзинок возвращаться нельзя. Дети вернулись в домик поздним вечером, в глубоких сумерках. Мама лежала на полу, она была мертва. На теле ее было четыре крошечных ранки от пуль: три из них предназначались детям. Рита, Лиля и Гена убежали из домика. На краю деревни, на которую они наткнулись, стоял большой заброшенный дом. Там и решили поселиться. Но долго прожить не получилось: несмотря на все предостережения, ребят заметили. Генку и Лилю забрали в детдом. Моя бабушка, Маргарита, убежала в лес, как только поняла, что, несмотря на уговоры, брата с сестрой ей не вернут.

Детей быстро разобрали по приемным семьям. Бабушка же пошла в семью сама: не хотела оставаться в одиночестве. Так у нее появилась мачеха, отчим и две новые сестры. Жили в землянке, пользовались лучинами. Все хозяйственный заботы возложили на бабушкины плечи. Помню, как она рассказывала, что часто натирала полы землянки навозом. А когда я поморщилась, удивилась: «А я вот никогда не брезгала»…

Деревенские ребята приняли Маргариту с презрением, обзывали еврейкой за черные вьющиеся волосы. Но бабушка стоять за себя не стеснялась. Она бросалась в драку каждый раз, когда слышала обидные слова. В школу ей, в отличие от двух других сестер, ходить запрещали. Вместо уроков Маргарита занималась хозяйством: стирала, готовила, шила, убирала… Книги попадали в ее руки редко, и потому она очень ценила эти моменты. Наверное, именно с этого началось такое бережное и уважительное отношение бабушки к книгам: она всегда внимательно наблюдала, как я с ними обращалась, не разрешала есть при чтении. Один раз мы даже поругались. Я взяла у нее почитать «Грозовой перевал», а когда вернула, ей показалось, что страницы стали неровными, как будто от воды. А еще, перед тем как открыть книгу, надо было обязательно сесть и устроиться поудобнее. Сама бабушка всегда много читала: возможно, утоляла голод военного времени.

Работали и в колхозе. Однажды бабушка попыталась украсть с поля несколько колосков. И была за это жестоко наказана.

Но года летели, и бабушка взрослела. Ее ждала Самара и Институт Связи, где она была старше однокурсников на десять лет, потом поездка на море с вечерами в волшебных садах и танцами под пластинки, а еще через несколько лет - работа связисткой и встреча с рядовым Анатолием Свищевым, моим дедушкой.

Вместе с дедушкой они, кстати, участвовали и в постройке девятиэтажки по Енисейской, в которой дедушка до сих пор живет с моим дядей, Вадимом. Но это уже совсем другая история…

Григорьева Анастасия

--Pobeda-irbis (обсуждение) 09:15, 15 марта 2015 (MSK)


На главную

На страницу проекта Здесь тыл был фронтом

Поиски и находки