Губная гармошка

Материал из Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Мы знаем, какой ценой досталась нашим предкам победа в Великой Отечественной войне. Нет семьи, которой бы не коснулась война. Женщины и мужчины, юноши и девушки ушли на фронт, старики и дети работали в тылу – так вместе они приближали ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мы гордимся своей страной, своим народом! Мы благодарны нашим предкам, которые сумели отстоять для нас право на мирную жизнь.

Ладыженко Леонид Терентьевич

Наша школа - школа № 177 - в годы Великой Отечественной войны была госпиталем. В послевоенные годы директором тогда еще 45-ой школы стал участник войны Леонид Терентьевич Ладыженко. Леонид Терентьевич Ладыженко родился в 1923 году в интернациональной семье. Мать Елена, по национальности полька, работала учителем. Отец Терентий – белорус, секретарь райкома. Леонид учился в 7 классе, когда не стало отца. Он решил работать, чтобы помогать матери (был старшим из четверых детей). Но мать настояла, чтобы он пошел учиться и стал учителем, как мечтал его отец. Леонид поступил в Ачинское педучилище, окончив его, принял учительство в глухой сибирской деревушке Ганина Гарь.

Как только началась война, Леонид часто ходил пешком в военкомат, находившийся в районном центре, упрашивая военкома призвать его на фронт. Он спешил. Он боялся. Боялся, что война закончится без его участия. Учителя часто мучил воображаемый разговор с учениками, который мог состояться после войны. Что он ответит на вопрос: «Вы так здорово рассказываете про то, как фашистов лупили, а сами воевали?» И вот он получил долгожданную повестку. Сначала трудные будни пехотного училища: учебные марши, ночные стрельбы, тактические занятия. Боевое крещение принял в составе 220-го полка 79-ой гвардейской дивизии. Это был жаркий летний день 1943 года, шла ожесточенная битва за Северный Донец. И прямо из эшелона – в бой. И, как говаривал комиссар батальона, сразу вписался в картину боя. Вписался крепко, прочно, по-хозяйски. В первом же бою подбил два танка. Из первого боевого крещения Леонид вышел победителем и получил гвардейский значок, а комиссар батальона сказал про него: «Заслуживают всякой похвалы действия гвардии комсорга Леонида Ладыженко».

LadyshenkoLT 2 177.jpg

Леонид Терентьевич прошел всю войну, победу встретил в Берлине. В атаку он всегда ходил с губной гармошкой, давая знать о себе, подползая к своим при возвращении из разведки. Гармошка служила и сигналом опасности. Она не раз спасала Леониду жизнь. Однажды фашистский разведчик пробирался через фронт на свою сторону в форме советского солдата. В траншее он увидел Ладыженко и попытался перерезать ему горло, но бритва скользнула по гармошке и врезалась в грудь. Но Леонид, истекая кровью, все-таки сумел одержать перевес в схватке и заиграл на гармошке, привлекая внимание своих.

Хочется рассказать еще одну историю.

… Четыреста метров оставалось 220-му полку до имперской канцелярии, где укрывался Гитлер. Вон он, за каналом Ландвер! Но на той стороне канала засела особая бригада «лейбштандарт Адольф Гитлер» - сплошные головорезы. Попытки форсировать канал через мост провалились – мост через канал был заминирован, простреливался гитлеровцами всеми видами оружия. Леонид с небольшой группой ночью под дымовой завесой переправился через канал и захватил угловой подъезд здания. Ночь в полку прошла в тревоге за товарищей. И вот под утро запела гармошка, комсорг вызывал огонь на себя, давая знать, где скопление фашистов. Гармошку услышали и немцы – начался кромешный ад, казалось, ничто живое не могло уцелеть. Когда наши войска ворвались в канцелярию, Леонида и его группу откопали в подвале взорванного фашистами дома недалеко у моста. Все были живы, но ни у кого на теле не было живого места. Когда замполит полка нашел комсорга в санитарной роте, он спросил, почему тот не подавал сигналы, когда его целую ночь искали рупористы. Комсорг не смог тогда в бою ответить, пуля пробила ему щеки навылет, задела язык, осколком мины пробило позвоночник. Гармошка стала бесполезной: воздух выходил из пробитых щек, и она не издавала ни звука. Комсорг и сейчас не мог говорить, попросил карандаш и, словно держа его впервые, неумело написал: «Товарищ подполковник! Очень прошу не отправлять меня в тыл, пока не возьмут Берлин. Очень прошу…» Замполит показал записку главному врачу, который развел руками: «Ну, что же делать? Не полагается, да ведь встретить победу именно здесь – для солдата лучшее лекарство. Тем более, судя по всему, она и впрямь не за горами…» 9 мая к комсоргу с утра шли его комсомольцы. Каждый подбадривал его: «Ничего, до свадьбы заживет, товарищ гвардии комсорг!» Черные озорные глаза Ладыженко сияли, он достал из-под подушки губную гармошку. Пулевые отверстия на щеках чуть-чуть затянулись пленкой молодой кожи. Но прежде, чем врач перехватил его руку, он поднес гармошку к упрятанным в марлю губам и успел наиграть начальные звуки «Интернационала»: «Нет, мы еще поборемся!»

Губная гармошка Ладыженко Леонида Терентьевича из музея школы № 129

Больше года Леонид не поднимался с госпитальной койки. Врачи переходили от надежды к отчаянию и от отчаяния к надежде. Он выжил всем смертям назло! И еще немало послужил на благо своей Родины! А его бессменной спутницей в жизни была губная гармошка.

Губная гармошка Леонида Терентьевича Ладыженко передана его женой и хранится в музее МОУ Школы № 129 Куйбышевского района города Самара.

Леонида Ладыженко дважды представляли к званию Героя Советского Союза: после ранения в Берлине и к 25-летию Победы. У Ладыженко множество наград, среди которых медаль "За отвагу", орден Отечественной войны 1 степени, орден Отечественной войны 2 степени, орден Красного знамени, орден Красной Звезды, «За боевые заслуги» и другие. Все они получены на фронтах войны.

Он ушел из жизни внезапно 15 декабря 1973 года: его догнала война. Ожил осколок в позвоночнике, вошел в легкое – сердце не вынесло сложной операции. Но до сих пор память о герое живет в сердцах земляков.

В статье использованы также материала сайта Подвиг народа.

--Pobeda177 (обсуждение) 10:02, 30 марта 2015 (MSK)


На главную

На страницу проекта Здесь тыл был фронтом

Поиски и находки