Залескова Антонина Григорьевна

Материал из Wiki
Перейти к: навигация, поиск
School46 1 2015 zaleskova1.jpg

Мы взяли интервью у Залесковой Антонины Григорьевны, которая в годы Великой Отечественной войны работала на заводе имени Маслнникова. Ей исполнилось 18 лет в 1941 году. Сейчас Антонина Григорьевна – мама пятерых детей, бабушка 10 внуков и у нее 13 правнуков. Одна из них учится в нашей школе.

- Сколько Вам было лет, когда война началась?

- Мне как раз 18 исполнилось. Через неделю война. Мне 12 июня, а война началась 22. Я уже работала на заводе Масленикова. Написала заявление, чтобы на фронт взяли. Разве мы понимали, что такое война? Не видели ни разу. Так как я работала на военном заводе, то меня на фронт не взяли, а кто не работал из девушек – взяли. Там нужны были девушки. Конечно, работали очень много, по 12-15 часов работали. И начали выпускать здесь военную продукцию. На заводе Масленникова, на других заводах. Работали по 12 часов. И моложе меня были, но они мало что могли, ребенок и есть ребенок. По 12, по 15 лет. В коридоре спали – не разбудишь. Сидят-сидят – и уснут.

А тут начали к нам эвакуировать людей: там бомбить стали. Людей стали сюда к нам в Куйбышев, на дальний Восток, во все города стали присылать людей, которые под бомбежку попали. Расселяли по квартирам. У кого и маленькая - все равно вселялись, потому что некуда было народ девать.

Каждый [день], я жила на 4 просеке, у Волги, ходили пешком – никаких трамваев не было. Ходил один, как сейчас двойной, а он один. На 3 просеке разъезд. 2 трамвая – доходит один. Другого ждет, пока приедет тот и тогда разойдутся они: этот вниз пойдет, в овраг, а этот к заводу. А мы пешком ходили – на трамвай не сядешь: столько народу. Утром, как просыпались, вставали в 6 часов и шли на работу.

School46 1 2015 zaleskova2.jpg

Получала я хлеба 700 грамм, как рабочий, а меньше меня все были. Вот детям давали по 400 г. только хлеб один и больше ничего. Съешь кусочек и как хочешь до следующего дня. А вот уже стареньким, которые не работают, и на фронт не могут поехать, им по 200г давали хлеба. Грамм 100 на месяц давали подушечек конфет, потом изредка нам Америка присылала вот этот порошок яичный – вот его вместо мяса раздавали.

Вот приходили, отработаешь 12 часов, а мы самая сила. Уже совершеннолетние. Приходили поезда с ранеными оттуда. Поезда приходят, как раз домой не успеешь уйти – давайте выгружать раненых и всех на вокзал, девушек всех на вокзал, а мальчиков и не было. Они еще маленькие, а те которые побольше были – их тоже куда-то в рабочие батальоны брали, рыть окопы. Некого, только девочки одни. Вот мы выгружали, носилки берем вдвоем, кладем этого раненого, а он и в крови и стонет, особенно летом, пить просит – жарко, а где возьмешь воды. Ну приезжали бойлера, но там стоят народу полно и не достанешь воды. Выгружали их в машины и развозили по всем больницам, где есть места, уже потом и больниц уже не стало – стали закрывать школы. И стали людей, раненых всех начали отправлять, класть в школы.

Были цеха заводские, большие - снег или что упадёт на крышу, мы сами ремонтировали. Крыша, она хоть и высоко, стеклянная крыша, вот когда не отремонтируешь, снег валится. Я последнее время, как раз вот когда «Катюшу» начали выпускать, начала работать. Вот на гильзах там штука такая есть, ну запальник что ли, вот такие вот они это большие гильзы, а вот патроны вы видели когда-нибудь? Там маленькие пистончики, а здесь вот такие. Я их тысячами каждый день гнала на «Ламберте» - это французский станочек был, вот он всё и фрезерует сам, и всё, и только за ним наблюдаю, это уже было где-то в 1943 году когда начали «Катюшу» выпускать. Вот «Катюша» здорово помогла на фронте, она здорово била, на всех фронтах боялись «Катюшу».

- Всё-таки, это радостно было узнать, что война закончилась?

- А как же? А как же? Мы шли уже на работу, а уже с работы шли люди нам навстречу, потому что завод большой. Приходили к 8 а вот эти, кто в конторе работал, они к 9. Не доходили до завода и уже закрыты были эти ворота проходные, им сказали: «Идите домой! Война кончилась!». И они нам на встречу, которые в 7 часов, в 8. Мы не верили, что война кончилась. Вот нам говорят: «Война кончилась!», а мы не верим. Ещё партия людей идёт, кто к 7 приходил, говорят: «Война кончилась! Война кончилась!» и мы тогда уж поверили, много уже людей оттуда идут. На всех заводах так объясняли, и мы вернулись домой. Радости конечно было много, хоть и было всякое во всех семьях, и убитые, и раненные, по несколько человек из семьи было убито, но все равно война кончилась, радость уже конечно большая наступила.

Видеоинтервью с Залесковой Антониной Григорьевной



На главную

На страницу проекта Здесь тыл был фронтом

Сохранённая память