Карташов Владимир Николаевич

Материал из Wiki
Перейти к: навигация, поиск
Карташов В.Н. 2015 год

Интервью с Карташовым Владимиром Николаевичем

Проскурина М.: Владимир Николаевич, расскажите нам о своем детстве.

Карташов В.М.: Я родился 1921году, 15 мая в городе Самара. Учился в школе №43, которая находилась на 7 просеке. Тогда от Оврага Подпольщиков до поляны Фрунзе была абсолютно голая степь. Ни одного домика не было. Когда я учился во втором классе на этом месте начал строиться завод имени Тарасова. Тогда он назывался Самарский карбюраторно - арматурный завод. В 1937 году окончил 8 классов и поступил в механический техникум при заводе имени Масленикова.

Нравилось Вам учиться? Как вы оказались в вооруженных силах?

С третьего курса механического техникума меня вызвали в военкомат, предложили учиться в военном училище. В 1939 году поступил в Ульяновское военное училище связи. Обстановка в то время была очень сложной.

Как вы узнали о начале войны?

22 июня 1941 года в летнем лагере мы услышали голос Молотова о начале войны. Это было воскресенье. Мы готовились к выпуску из училища. Со дня на день теперь ждали, что нам присвоят звания   и направят на фронт. Но шли дни за днями, мы продолжали учиться и ждать. 

И что было дальше?

Войска наши отступали. Мы, курсанты, недоумевали. Казалось, только нас не хватает на фронте, чтобы остановить врага. И 5 октября 1941 года нам объявили приказ об окончании учебы, присвоили звания лейтенантов и на второй же день мы большой группой отправились в Москву в расположение управления связи Красной Армии. Два дня знакомства с Москвой- направление в 53 стрелковую дивизию, которая находилась недалеко от Москвы в городе Малый Ярославец Калужской области. В штабе дивизии мы получили направление в 475 стрелковый полк. Вдвоем с моим другом по училищу получили направление в роту связи командирами взводов.

Какой был ваш первый приказ и задание?

15 октября получили приказ выйти навстречу противнику в районе села Ильинское, которое защищали два подольских училища - артиллерийское и пехотное. Они несли большие потери. В помощь им был направлен наш полк. Пришли в Ильинское, а оно, подожжённое фашистской авиацией, было сплошь схвачено огнем. Утром немцы начали наступать. По сути дела, утро началось с налета немецкой авиации. Здесь я впервые почувствовал, что такое бомбёжка. Один за другим пикировали самолеты , сбрасывая бомбы. После этого начали наступать немцы. Но, когда ударила наша артиллерия, немцы начали отступать. Наша пехота начала вытеснять врагов, но далеко мы не пошли, сил у нас было маловато. Захватили там некоторое оружие, штабные бумаги и отошли снова на исходные позиции. В течение всего дня немцы бомбили нас несколько раз. Около двух десятков самолетов начали бомбить месторасположение нашей артиллерии. Немцы снова пошли вперед. Но снова ударила наша артиллерия, и здесь я впервые услышал огонь нашей Катюши. Мы по неизвестной для них причине начали отход из Ильинского, в район города Малый Ярославец, это рядом с Подольском. Нам пришлось оставить и малый Ярославец и отойти на рубеж реки Нары. Вот там мы остановились и основательно закрепились. Получили обмундирование, боеприпасы, вооружение, технику. Мы, связисты, тоже получили свою технику: кабели, телефоны и прочее. Позади была Москва: противника дальше пускать было нельзя. И вот там организовались у нас приказы минометного батальона. Меня назначили туда командиром взвода минометного батальона. Дальше началось наступление нашего правого крыла Западного фронта. Мы пока оставались на месте. 5 декабря 1941 года Калининский фронт начал успешно наступать, немцы, боясь окружения, начали отступать. 20 декабря 1941 года мы начали наступление на город Малый Ярославец, который сами же и сдали. В ночь на 1 января 1942 года штурмом овладели Малым Ярославцем. Вокруг очень много было, особенно на станции, немецкой техники, вооружения, продовольствия. Немцы начали оказывать серьезное сопротивление, а наши стрелковые батальоны с трудом передвигались, потому что выпал обильный снег.

Как отступали немцы?

Немцы, отступая, минировали дороги, здания, и наши солдаты нередко подрывались на минах, поэтому было решено идти не по дороге, а по целине, по снегу, в стороне от дороги. Мы двигались так до 14 января 1942 года. Завязали бой за город Медынь. И в ночь на старый Новый год все-таки освободили Медынь. Дальше начали наступление на город Юхны, что в Калужской области. Мы заняли несколько населенных пунктов и вышли на реку Воре. Это уже было не близко от Москвы, и там мы занимали оборону вплоть до декабря 1942 года. 20 декабря нас начали готовить к отправлению, куда- неизвестно. Посадили в эшелоны, и колеса застучали. Мы думали: «Или к Сталинграду, или на восток». На Востоке японцы начали «шалить». А я думаю, если на Дальний Восток, то хорошо бы через Самару (Куйбышев). Ехали долго. В Ряжске простояли в резерве главного командования почти месяц. Потом нас отправили в район Харькова, на Украину в сладкий город Изюм. В Изюме мы начал наступление. Наступление начали неудачно. Наши самолеты очень редко появлялись. Их, по сути дела, тогда было мало. Летом перебросили нас под село Червоный Шахтарь. Начали наступление снова. Форсировали северный Донец, но вперед нисколько не продвинулись. Потеряли очень много солдат, нас сняли с передовой, опять погрузили в эшелоны и отправили на формировку в район станции Графской в Воронежской области. Выдали оружие, боеприпасы, и снова посадили в эшелон и высадили только в районе Харькова, в городе Чугуев. Оттуда пошли пешим порядком до Днепра через Полтаву. Через два села вышли к Дунаю. Начали готовить переправу. Немцы бомбили. Опять мост пытались разрушить, но наши солдаты на лодках, на плотах, переправились на правый берег Дуная.

Как вы стали командиром роты связи?

В декабре 1942 года я был назначен командиром роты связи 12 стрелкового полка. Начальник связи со штабом перешел на правый берег, а я с ротой связи и с основным имуществом перешел позднее. Полк наступал и вышел в район села Балка Подгребная. В это время здесь поспели бахчи: арбузы и дыни. Угощали нас от души. Вдруг на соседнее село налетела немецкая авиация. Были страшные потери, почти весь полк полег там. Мы бы тоже там полегли, если б нас не остановили на бахчах. Наши отошли с остатками полка на правый берег Днепра, заняли оборону. Началось дальнейшее наступление, но наш полк понес огромные потери, личный состав передали в 475-ый полк. 475 полк наступал. Перед городом Новоукраинка меня назначили начальником связи полка. Мой начальник связи Иосиф Наумович был назначен начальником штаба.

Как вы оказались в Румынии?

В Румынии, в селе Катнари, наш полк был полностью обмундирован и полностью выведен на передний край, там мы держали оборону, не наступали. Дальше в Румынии наши занимали оборону, это значило, что закончилась Ясско-Кишинёвская операция, и мы начали наступать, хотя немцы продолжали сильно бомбить. Дошли до города Бурбурмус. Румыны говорили, что это название города в переводе означает «красивая девушка». От этой красивой девушки остались одни только камни.

Расскажите об освободительной операции, в которой вы участвовали?

Мы двигались, освобождая город за городом: сначала Румынию, потом Венгрию и, наконец, Австрию, задели краешек Чехословакии. В апреле 1945 года штурмовали столицу Австрии, город Вену. После этого нам присвоили звание «12 стрелковый Венский полк». Немцы далее сопротивление мало оказывали, и примерно перед самым днем Победы мы встретились с союзниками. Это произошло недалеко от города Линц, родины Адольфа Гитлера. По мирному акту, все немцы должны были сложить оружие там, где их застал акт об окончании войны, но немцы в нарушении этого продолжали отходить и перешли к американцам. Запомнилось то, что американцы интересовались исключительно чем-нибудь советским, особенно часами. А тогда уже часы редко у кого были советские, все больше трофейные: немецкие и прочее. Они за простые часы снимали с рук золотые, лишь бы были советские. Технику, оружие переправили на нашу сторону. Все передали нам. Мы здесь остановились, разбили лагерь, отошли немножко и тут простояли дней 15 точно, потом простояли около Нары около 3-ех - 4-ех недель. Здесь впервые мне устроили праздник- 15-го числа у меня день рождения. Командир полка заказал шикарнейший обед. Так отметили мой день рождения.

Как вы провели свой отпуск?

Теми же дорогами, которыми шли на Запад, теперь возвращались в Советский Союз. А 20 августа меня отпустили в отпуск в Самару (в Куйбышев) поездом через Киев. Ехали на крышах, потому что вагоны битком набиты были. Со мной ехали несколько моих связистов. Тех кто задремлет, держали, чтобы не свалились.Вот в августе я приехал в Самару. Пробыл до сентября месяца, и снова вернулся в полк, который уже стоял в городе Кагул, в Молдавии.

Мы знаем, что вы познакомились сл своей женой на фронте, как это было?

Задержались здесь где-то до осени. Здесь же я встретил свою будущую жену. Познакомился с ней как раз 7 или 8 ноября. Она окончила педагогическое училище в городе Первомайск Николаевской области. 13 декабря 1945 года мы пошли в ЗАГС и расписались. С ее стороны свидетелем была ее подружка-учительница, с моей стороны- начфин. Пришли мы в ЗАГС, а регистраторша спрашивает: «Вы по доброй воле пришли?» А мой начфин говорит: «Вот пистолет»,- и постукивает по нему-шутник. Конечно, добровольно, сам пришел. Весной нас направили в лагеря. Жена уехала на родину к себе, к матери, в село Кумор.

Какие события были дальше?

Нашу дивизию расформировали, и меня направили заместителем командира роты связи 25-го стрелкового корпуса к генералу Крузе. Там лето было очень жаркое, я жене писал мало. Считали, что я ее бросил. В конце концов я добился увольнения из армии - все-таки и в Куйбышев уже хочется, и жена беременная.

Что же вы решили?

В родном городе в конце 1946 года я поступил на завод Тарасова, работал плановиком в производственном отделе. Через год меня назначили зам. отделом 1-ого цеха. Мой прежний начальник Беккер уехал в Москву, на его место назначили Плотникова. Я с ним не сработался, и меня перевели вновь в производственный отдел на должность инженера по планированию. На фронте я получал большой оклад, паек и обмундирование, а на заводе получал 690 рублей. Проработал на заводе Тарасова без нескольких месяцев 35 лет. В 1981 году ушел на пенсию.

Общались со своими однополчанами после войны?

Вместе с женой два раза ездили на встречу с однополчанами. Она уж там у меня фронтовичкой стала. Раньше товарищей по фронту было очень много, а сейчас один человек остался, иногда перезваниваемся. У меня очень хорошие приятели были из Армении, два раза с женой ездили к ним в гости. Основной совет ветеранов нашего города был в Саратове, а я относился к Московской группе. На встречи приезжали командир полка, начальник штаба, мой начальник по связи, майор Горохов И.И.

Прошло уже 70 лет, как закончилась война, а считай, почти не жили. День Победы - главный праздник. С какой радостью ждали возвращения с войны мужей, сыновей, женихов. Мне рассказывали, что в день Победы на заводе открыли проходную, входили, выходили, без всяких пропусков. В этот день работа просто остановилась. Вот так вот…Главное, что остались живы. На поле боя моей задачей было организация связи. Без связи не было бы никакой победы. Был ранен. Случайно, шальной пулей. Пролежал 3 недели в госпитале, потом меня направили в батальон выздоравливающих. Прошло около месяца, и вернулся в свой родной полк.

Самое главное, чтобы не было войны. Сейчас с Украиной натянутые отношения, а ведь мы с дедами и отцами тех, кто воюет сейчас, вместе пришли к Победе. Не хочется, чтобы люди гибли просто так. Пусть бы наши руководители встретились и подрались в кулачном бою, кто победит, тот и прав, зачем людей губить?

Те, кто не видел войну, никогда не сможет представить себе весь тот ужас, который мы пережили в военное время. Я против военных действий.







На главную

На страницу проекта Здесь тыл был фронтом

Сохранённая память