Шитов Алексей Илларионович

Материал из Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Великая Отечественная война, несомненно, является одной из самых страшных и вместе с тем героических страниц в истории нашей Родины. Она началась 22 июня 1941года и продолжалась 1418 страшных дней.

Шитов Алексей Илларионович

Когда она началась, моему прадеду, Шитову Алексею Илларионовичу, был всего 21 год. У него была красавица-жена Юлия и годовалый сынишка Юра.
Прадед участвовал в сражении под Харьковом, оно проходило 12 мая 1942 года. Попытка стратегического наступления провалилась и за-вершилась окружением и почти полным уничтожением наступающих советских войск. Это была одна из самых страшных трагедий Великой Отечественной войны, получившая название «Харьковская катастрофа 1942 года». Об этом мой прадед рассказывал очень мало. Но описание реки, багряной от крови, заполненной трупами солдат, прочно врезалось мне в память.
Еще он вспоминал, как они вместе с товарищем укрывались от артобстрела в полуразрушенном здании. Алексей сидел, прислонившись спиной к стене и подогнув колени, а его друг, вытянув ноги. Внезапно в здание попал снаряд, и одна из стен обвалилась. Моего прадеда практически не задело, можно сказать, повезло, а вот находившемуся рядом солдату нет. Обломком обрушившейся стены ему придавило ноги. Что было с ним потом, прадедушка, к сожалению, не знал.
А потом там же, под Харьковом, он попал в плен. Огромный участок в чистом поле немцы огородили колючей проволокой и согнали туда советских военнопленных. Там солдаты ожидали последующей отправки в концентрационные лагеря. Пленные спали на голой земле, не могли получить не только медицинской помощи, но и еды. Поэтому солдатам приходилось питаться травой. Вскоре на участке не осталось даже корешка. За колючей проволокой зеленело нетронутое поле, а за ограждением не было ничего, кроме черной вытоптанной земли. Многие умирали прямо там, выжившие же строились в колонны и шли дальше.
Мой прадед попал в один из лагерей на территории Литвы. Ему выпало самое страшное – испытать все ужасы фашистского концентрационного лагеря. Война тяжелым катком прокатилась по его жизни.
Обращение немцев с советскими военнопленными резко отличалось от обращения с английскими или американскими пленными, поскольку нацисты считали последних равными германцам с точки зрения расовой иерархии. Из 231 000 британских и американских узников, захваченных немцами во время войны, только около 8 300 (3,6 процента) погибли в германском плену.

Жестокость обращения фашистов с советскими военнопленными нарушала все общепринятые законы ведения войны.
Пленные концлагеря. Фото из Интернета
Существующие источники утверждают, что во время Второй мировой войны в плен к немцам попало приблизительно 5,7 миллиона советских солдат. По данным на январь 1945 года германские военачальники сообщали, что в заключении осталось только около 930 000 советских пленных. Германские власти освободили около одного миллиона советских военнопленных, согласившихся сотрудничать с вермахтом и СС. Около полумиллиона советских солдат сбежали из немецкого плена или были освобождены Советской армией во время ее продвижения на запад, в Германию. Остальные 3,3 миллиона, то есть около 57 процентов попавших в плен, к концу войны были уничтожены. Советские заключенные стали второй по величине группой жертв нацистского расизма, уступая только евреям. Такой уровень смертности не был результатом несчастных случаев или непосредственно военных действий. Это был результат сознательной политики нацистских властей.

Моему прадеду посчастливилось выжить. Однако в плену он перенес многое. Зверское обращение лагерной охраны, голод, изнуряющий труд.
Так, например, прадедушка рассказывал, как в один день, рядом со зданием кухни разорвался снаряд. Взрывом выбило стекло. И его осколки попали в чан с кашей для немецких солдат. Алексей вместе еще с одним заключенным в это время убирали на кухне, и когда напуганный повар выскочил на улицу, прадедушка подбежал к чану и ложкой стал выгребать оттуда пищу. Второй пленник пытался остановить его, сказав, что в каше полно осколков битого стекла. На что мой прадед ответил: «Все равно ж умирать!». К счастью, он пережил и это.
Однажды лагерь бомбили. В суматохе бомбежки Алексей выскочил на улицу и, забравшись на помойку, куда выбрасывали отходы с лагерной кухни, принялся есть картофельные очистки. Вдруг кто-то окликнул его. Прадед обернулся. У помойки стоял фашистский солдат. Он презрительно скривил губы и начал медленно приближаться к Алексею. Мой прадед сжал кулаки. Но что он, истощенный узник концлагеря, мог сделать против сильного и здорового фашиста? Солдат принялся избивать прадедушку тяжелыми коваными сапогами и не успокоился до тех пор, пока жертва не потеряла сознание.
Так Алексей оказался на грани жизни и смерти. Скорее всего, он бы погиб. Но судьба распорядилась иначе. Еще в мирное время прадедушка хорошо играл на гармони и даже выступал с концертами в составе ансамбля. В лагере о его музыкальных способностях узнал один из немецких офицеров, он часто просил моего прадеда играть для него. Именно он и спас прадедушку, выходив его.
После освобождения узников концентрационного лагеря советскими войсками зимой 1945 года Алексей вернулся на родину в Мордовию. Вопреки расхожему мнению о послевоенных репрессиях в отношении попавших в плен солдат, со стороны советского правительства моего прадеда не преследовали. Несмотря на три года, проведенные в нечеловеческих условиях фашистского плена, он не ожесточился и сумел сохранить в себе лучшие качества. Прадедушка прожил счастливую жизнь. Жена Юлия родила ему еще восьмерых детей, среди которых была и моя бабушка. Жили они пусть и небогато, но всегда в ладу и гармонии. Алексей был веселым и добрым человеком, любящим мужем и заботливым отцом. Вот только часто кричал по ночам, видя во сне ужасающие картины войны…

--Pobeda177 (обсуждение) 10:02, 30 марта 2015 (MSK)


На главную

На страницу проекта Здесь тыл был фронтом

Поиски и находки